База отдыха "Пеликан"

История Свято-Покровского Кафедрального собора

История города Измаила и Свято-Покровского кафедрального собора начинается после второй осады и взятия без штурма турецкой крепости Измаил в 1809 г.
Посад при Измаильской крепости Высочайшим повелением по представлению главно-командующего Дунайской армией генерала Чичагова 14 октября 1812 года назван именем генерал-лейтенанта Тучкова, получив статус города. Место под город было освящено протоиереем Никитой Иоанновичем Глизяном, при нем строился Свято-Покровский собор и колокольня, и он был первым отцом-настоятелем собора. Одним из первых настоятелей собора был также его сын протоиерей Иосиф Никитич Глизян.

 

 

Началось активное переселение жителей крепости Измаил в бывшее предместье, форштадт, в котором тогда была уже (по крайней мере, на 1-е января 1813 года), на месте будущего Покровского собора, «Тучковская малороссийская Николаевская форштадтная церковь».

Когда была построена малороссийская церковь, пока установить не удалось, но ясно одно, что к 1820 году церковь состарилась и обветшала настолько, что на месте ее начали строить каменную.


Прихожане Николаевской церкви в 1820 году направили на имя Высокопреосвященного Димитрия, архиепископа Кишиневского и Хотинского и Кавалера прошение о том, чтобы выстроить «на место старой Николаевской церкви новую каменную трехпрестольную церковь на главной площади во имя первый - Покрова Пресвятой Богородицы, второй - Святителя Христова Николая и третий - святых мучеников Сергия и Вакха».

В том же 1820 году православные христиане города Тучкова (Измаила) от Высокопреосвященного Димитрия, архиепископа Кишиневского и Хотинского получили план и профили новой каменной трехпрестольной церкви, чтобы «выстроить ее на главной площади на место старой    Николаевской церкви».


В рапорте протоиерея Никиты Глизяна (того же года) сообщалось, что «июля 8 дня помянутая церковь по чиноположению заложена». Это был день Казанской иконы Божьей Матери. Через два года усердием общества на постройку «оной церкви имелись материалы: до 400 кубических саженей камня, 100 четвертей извести и 6000 левов (старинная турецкая монета, которая имела хождение в Бессарабии в начале XIX века)».


Однако тогда же стало понятно, что выстроить такую капитальную церковь не по силам. Оказалось, чтобы выстроить новую церковь, нужно 300 тысяч. Последовал неурожайный год, упала коммерция. Собрать такой капитал стало не по силам. Кроме этого, была еще одна причина, на которую ссылались прихожане: из-за огромных колонн в церковь могли вместиться не более 400 человек. В новом прошении от 13 июля 1822 года на имя архиепископа Димитрия прихожане просили «переменить план на однопрестольную церковь во именование Покрова Пресвятой Богородицы», которая стоила бы не более 80 тысяч левов. За сим прошением стоят 17 подписей, точнее 17 кружочков с крестиками: Василь Назаренко, Мирон Яковенко, Михаило Гаркавый, Иван Шевченко, Федор Лаптур, Федор Федченко, Левко и Марко Подгорные, Захарий Коваль, Лука Кравченко, Грицко Вдовиченко, Сидор Глушенко, Осип Дмитренко... и все общество.

Начертить другой план «по сношению с архитектором» было поручено (архиепископом Димитрием) архимандриту Иоаникию.

Историки считают автором архитектурного проекта собора Авраама Ивановича Мельникова (1784-1854), профессора архитектуры и ректора академии художеств города Москвы.Строительные работы начались под руководством архитектора Ионицы. Был заложен прочный фундамент и возведены стены высотой до половины окон.


После смерти архитектора в 1825 году строительство велось под наблюдением областного архитектора Спета и под непосредственным руководством инженера-полковника Близнина. В июне этого же года Измаильский строительный комитет заключил контракт с аккерманским (ныне город Белгород-Днестровск) жителем Калфой Евстратом Константиновичем по достройке собора. Стоимость работ была оценена в 41 тысячу левов. 67 мастеровых работников возводили стены собора. Бутовый камень добывали из каменоло-мен Катлабуга, пиленый камень привозили из колонии Кирнички (место жительства болгарских колонистов, ныне, Болградский район).


«Купол по плану надо было сделать 8-угольный, а по требованию комитета попечителей и господина градоначальника генерал-лейтенанта Тучкова и инженера-полковника Близнина сделан оный круглый»,— указывает подрядчик Калфа в списке произведенных каменных работ.

На производство штукатурных и лепных работ Калфа заключил контракт с российско-подданным Гуляевым Лукой Ивановичем. В своем прошении градоначальнику Гуляев пишет: «По знанию моему плотничьей, лепной и штукатурной работы (обязуюсь) окончить штукатурную внутри и снаружи работу с оплатой мне вo всякий месяц по 55 и двум (рабочим) по 50, а пяти — по 45 рублей». Эти работы были начаты 3 мая 1829 года и оценены в 1917 рублей. «По окончании штукатурных работ Гуляев поднимал сам с работ-никами искусством своего знания на купол церкви вызолоченный крест, а после сего занимался и лепною, по договору общества и попечителей церкви, работою», о чем свидетельствовал в своем сообщении Измаильский таможенный начальник надворный советник Витезь.

Иконописные работы в соборе выполнялись иконописцами Михаилом, Петром и Дорофеем Кособрюховыми. На покупку золота для золочения образов и рам было израсходовано - 1042 рубля 75 копеек.


14 мая 1831 года совет попечителей новостроящегося в городе Тучкове Свято-Покровского собора подал прошение градоначальнику: «Начатый постройкою 1821 года в городе Тучкове Собор Покрова Пресвятой Богородицы помощью всемогущего Бога приведен в окончание как наружной, так и внутренней готовности для отправления священнослужения, и жители все православного исповедания усердно желают видеть освящение сего собора настоящего месяца 28 числа в день Вознесения Христова». Но в связи с тем, что в градоначальстве свирепствовала холера, освящение собора было перенесено на более благоприятное время.

Осенью 12 сентября 1831 года Архиепископом Кишиневским и Хотинским Димитрием в присутствии Бухарестского митрополита был освящен Свято-Покровский собор.


Избранный в 1831 году совет попечителей собора в составе Дмитрия Севастьянова, Данилы Забутенко, Мирона Яковенко, Адама Шпаковича и церковный староста Артем Иваненко составили ведомость денежных средств, которые были израсходованы на постройку и оснащение собора, приобретение церковной утвари, свечей, ладана, масла и др. Эта сумма составила 40224 рубля 50 копеек.

Собор сооружался на деньги прихожан и пожертвования купцов и, вообще, всем миром. Десять тысяч рублей в виде беспроцентного займа выделила в 1826 году Бессарабская казенная палата, так как, «Новороссийский и Бессарабский Генерал Губернатор усмотрел из доклада комиссии учрежденной для построения в г. Тучкове Соборной Пок-ровской Церкви, что церковь сия не оканчивается по неимению (достаточной) суммы…». Граф Михаил Семенович Воронцов пожертвовал на святое дело огромную по тем време-нам сумму — 30 тыс. левов. Русские императоры Александр I и Николай I также внесли свою лепту в строительство храма. Царь Александр Первый вложил в строительство хра-ма 12 тыс. рублей, а его престолонаследник Николай Первый предоставил часть трофей-ных пушек, взятых в войне с турками 1828-1829 гг. для отлива колоколов.

 

Генерал Сергий Тучков оказал как денежное, так и нравственное влияние при постройке собора; генерал лейтенант Павел Иванович Федоров (Бессарабский Военный Губернатор Управля-ющий Гражданской Частью и Измаильским Градоначальством) уплатил долг 10 тыс. руб., занятые у городского управления; прот. Никита Глизян и церковные старосты Кириак Гуш и Иустин Шапочник особенно отличились своим усердием при постройке церкви; а также нравственной и материальной помощью и трудами по благоукрашению храма отличились: церковные старосты Артемий Иванченко, Иоанн Иванов, Димитрий Севастьянов, Димитрий, Амфилохий и Никита Трубаевы и др.

 

Церковный староста Алексей Афутин, например, соорудил на свои средства серебрянные оклады к образам Архистратигов Михаила и Гавриила (на северных и южных дверях иконостаса). Флор Степанов пожертвовал оклад к образу престольного праздника, что в иконостасе. Купец Федор Мартыно-вич пожертвовал 200 рублей на украшение храма. Иоанн Филиппов, бывший в должности старосты 11 лет, пожертвовал оклады к образам в иконостасе: свт. Николая, Александра Невского и Сергия Радонежского и завещал на украшение храма 1000 австрийских чер-вонцев и 500 рублей. Его жена Евдокия Журавлева с детьми Анисией и Василием пожер-твовали серебряный оклад к образу свт. Митрофания, что в иконостасе, стоимостью 215 австрийских червонцев. 500 рублей пожертвовал Михаил Григорьевич Филиппов. Елиса-вета Иоанновна Филиппова пожертвовала 84 пробы серебра к образам Спасителя на суде Пилата и Скорбящей Богоматери.


Дворянин Михаил Исаевич Сухоцкий соорудил киот для образа преп. Серафима Саровского стоимостью 130 рублей, а Мария Николаевна Никити-на пожертвовала к нему серебряный оклад. Всего, согласно «Летописи…», в соборе было (и сохранилось и по сей день) восемнадцать икон в ценных металлических окладах.

Иконостас в соборном храме построен в 1831 году и последний раз обновлен (согласно «Летописи...») в 1907 году. В его архитектурном обрамлении появились золоченные ко-лонны с богато украшенными капителями.


В июле 1833 г. Измаильский градоначальник генерал-лейтенант С. А. Тучков на имя Его Высокопреосвященства Димитрия, Архиепископа Кишиневского и Хотинского писал следующее: «Государь Император по ходатайству моему пожаловал для церквей Города Тучкова 80 турецких пушек, составляющих 2000 пудов, на литье колоколов, а так как превращение пушечного металла разных свойств в колокольный требует издержек.., то решился я по недостатку церковных сумм для сего продать 800 пудов меди, обратя оную в колокола разной величины…».


В рапорте прот. Никиты Глизяна от 26 февраля 1834 года также на имя Архиепископа Димитрия донесено было, что попечители «Соборной Покровской, Николаевской и Димитриевской церквей Димитрий Севастьянов, Адам Шпакович, Даниил Забутенко, церковный староста Артем Иванченко... вместе с Измаильским Градским Главою 1-й гильдии купцом Стефаном Кавеленым и с прочими прихожанами оных церквей с дозволения господина Измаильского градоначальника генерал-лейтенанта и Кавалера Тучкова заключили контракт с Одесским 2-й гильдии купцом Зиньковичем лить колокола для помянутых Измаильских церквей из двух тысяч пудов меди».


За работу и доставку «аглицкого олова» нужно было заплатить до тридцати тысяч ассигнациями. Из других рапортов известно, что на то время при Соборной Покровской церкви имелось всего 4 колокола: 48 пудов 10 фунтов; 8 пудов 10 фунтов; один пуд; 22 фунта. А предполагалось отлить 11 новых колоколов из тех же турецких пушек: в 600 пудов, 300 пудов, 150 пудов, 70 пудов, 30 пудов, 15 пудов, 7 пудов, 3 пуда, 1 пуд 20 фунтов и два по одному пуду.

Уплатить недостающую сумму «за издержки сих колоколов и работу мастеру» обяза-лись прихожане, выдав на то соответствующую подписку. А резолюция Архиепископа Димитрия на рапортах подтверждает его архипастырское благословение на литье оных колоколов для Измаильских церквей.


Была построена литейная печь, в которой в 1833 и 1835 годах были отлиты первые колокола для Соборной церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Всего было отлито одиннадцать колоколов.

Главный колокол имеет вес 650 пудов, один из самых больших в Украине, весит почти 11 тонн (10650 кг.), а его язык - 900 кг.

Это его в период румынской оккупации якобы хотели отдать в другой храм. Со слов старожилов, известие это настолько встревожило прихожан, что у собора собралось своеобразное «вече» - и колокол не отдали.


Второй по величине, северный колокол первоначально изготовлен в 1835 году. Он имеет вес в 327 пудов, 15 фунтов (почти 5,5 тонн). Надпись на нем самая аккуратная и гласит: «колокол сей в 500 пудов вылит первоначально в царствование благочестивейшего императора Николая I в 1835 году из турецких пушек высочайше дарованных на колокола церквам города Тучкова, перелит вновь в царствование императора Александра II - соборной покровской церкви 1880 го(да) в заводе потомственного почетного гражданина Павла Ивановича Рыжова в Харькове весу 327 пу 15 фу».


Третий, западный Покровский колокол отлит в 1835 году: «высоча(йше) дарован (из) турец(ких) пуш(ек). вылит в горо(де) Тучкове при основате(ле) и начал(ьнике) оного гене(рал)-лейт(енанте) и ковале(ре) Тучкове в лето 1835 года м(есяца) генваря 1 числа бывшем преж(де) головою Сте(фан) Кавелин. мастер Павел Богданов». (В скобках – отсутствующие буквы.)

Четвёртый и пятый, южные колокола отлиты в 1833 году.

С восточной стороны колокольни размещены шесть малых колоколов.

Некоторые колокола нуждаются сегодня в переливке.


Все колокола украшены иконами Пресвятой Богородицы, шестикрылыми Херувимами и Серафимами и образами святых. В частности, на южном большом колоколе – образа Покрова Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца.

22 июня 1832 года Измаильский градоначальник получил из Управления Новороссийского и Бессарабского Генерал Губернатора следующее препровождение: «Милостивый Государь Сергей Алексеевич! Составленный Одесским Городским Архитектором Козловым план и разрез колокольни предполагаемой при вновь построенном соборе в городе Измаиле с прежними чертежами я, по воле Графа Фёдора Петровича, честь имею препроводить при сем к Вашему Превосходительству».


На постройку необходимо было заготовить строительный материал. В связи с этим градоначальник Тучков обратился летом в 1832 году к Главному попечителю колонистов южного края России И. Н. Инзову с ходатайством о выделении строительных материалов. Инзов отнесся с пониманием к просьбе и дал предписание «дозволить добывать на построение при Тучковской соборной церкви колокольни и ограды 250 кубических саженей бутового камня при вершине Катлабуга и 300 штук пиленого камня в колонии Кирничках, — за каковую набивку камня следует вносить в общественную колонистскую сумму — по полтора рубля от сажень». Позже, когда уже велось строительство колокольни, было завезено дополнительно еще 600 штук пиленого камня.


7 ноября 1833 года Измаильский градоначальник получил следующий ответ: «Ознакомившись с планом на построение колокольни при Измаильской соборной церкви, удостоенным утверждения Преосвященного Димитрия, Архиепископа Кишиневского и Хотинского, и со своей стороны утверждаю. Прошу Вас, милостивый Государь, распорядиться о произведении по оному постройки с наступлением удобного к тому времени. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор Воронцов».

В 1848 году деревянную колокольню заменили на ныне существующую трехъярусную из камня, высотой 65 метров, по плану одесского городового архитектора И. Козлова.


В том же 1848 году, по устроении крытой галереи, соединяющей собор с колокольней, в ней, над притвором собора, церковным старостой купцом Петром Климентьевичем Сорокалетовым на его собственные средства (4000 рублей) был устроен верхних храм во имя святителя Николая Чудотворца (престольный праздник 9 мая и 6 декабря ст.ст.).

В документах Синода о Кафедральном соборе осталась такая запись: «В портовом городе Измаиле собор построен в 1831 году тщанием прихожан и пособием от казны. В нем два престола: первый и главный — во имя Покрова Пресвятой Богородицы, иконостас которого состоит из изящной московской живописи. Другой престол — во имя святителя Николая — на хорах устроен тщанием купца Сорокалетова. Вообще иконы и ризница собора при пожертвовании усердных к церкви жителей Измаила благолепны».

Первоначально собор не был расписан. Алтарь и стены были покрыты побелкой.


Настенная живопись, сохранившаяся до наших дней, относится к 1912-1914 годам.

Кишиневская епархия позаботилась о том, чтобы настенные росписи достойно украсили храм, подчеркивая, что Измаил должен стать духовным и культурным центром юга Бессарабии. Живописные работы поручено было осуществлять незаурядному художнику Павлу Алексеевичу Пискареву (1875-1949), принадлежавшему к школе выдающегося мастера Виктора Михайловича Васнецова.


Закончив Одесское художественное училище в мастерской профессора Кастанди, в 23 года едет Пискарев в Бессарабию. В Кишиневе становится преподавателем рисования духовной семинарии, а затем открывает частную школу церковной живописи.

В 38 лет он уже известный в крае иконописец, занимающийся монументальной живописью. Ему доверяют расписывать Вознесенскую церковь в Кишиневе, Преображенский собор в Болграде.


В росписях Свято-Покровского собора четко прослеживается принадлежность Пискарева к школе Виктора Михайловича Васнецова. Его учитель был членом Товарищества передвижных художественных выставок, участники которого были носителями реалистических традиций в живописи. Здесь, однако, стоит оговориться, что реализм того времени был несколько иным, чем сегодня, да и целью реализма Васнецова было, скорее, адаптировать иконографический символизм под восприятие современного ему человека.

В 1913 г., временно прописавшись в Измаиле, Пискарев приступает к росписи собора, смело используя национальный колорит Придунайского края.


Работы были выполнены в 1913 году к 100-летию Кишиневской епархии всего за год. Этот факт позволяет утверждать, что Пискарев до приезда в Измаил уже обладал значительным опытом и наверняка имел готовые эскизы, трафареты, картоны, в том числе и несколько эскизов Васнецова, изготовленных им для Владимирского собора Киева.

Для сравнения: В. М. Васнецов расписывал Киевский собор в течение 10 лет. Много времени поглощал поиск трактовок евангельских сюжетов, типажей лиц, образцов одежды. Порою работа затягивалась из-за долгих обсуждений на Комитете по созданию и украшению собора, в который входили представители духовенства, попечитель, художники, историки.


Пискарев, расписывая бессарабские храмы, шел уже по проторенному пути, в значительной мере повторяя Васнецова.

В настенных росписях Покровского собора обращает на себя внимание обилие выра-зительных орнаментов и любимый Васнецовым синий фон. Центральное место в храме занимает несколько сюжетов В. М. Васнецова: образ Богоматери в центральной апсиде, а также образы равноапостольной княгини Ольги и равноапостольного князя Владимира-Крестителя и др. Сличение копий эскизов Васнецова с росписями измаильского собора привело к утверждению, что лик княгини Ольги написан по портретным данным дочери Пискарева Анны, которая тоже принимала участие в росписях собора. Такой прием использовался в Покровском соборе не раз. Лик Евангелиста Марка, к примеру, очень похож на художника Куинджи…


Однако, если росписи Измаильского собора отступают от канона, то расположение сюжетов из церковной истории осталось неизменным. Этому правилу следовал и Пискарев: под куполом изображен Бог Саваоф, ниже на парусах — евангелисты Иоанн, Матфей, Марк и Лука, далее — сюжеты Нового Завета — земная жизнь Господа Иисуса Христа, фигуры святых первой эпохи истории церкви и русские святые. Завершают нижний ряд евангельские притчи.

В купольной части есть надпись, которая хорошо видна и по сей день, содержащая имена художников: П. А. Пискарев, И. Д. Шугайлов, Г. Н. Филатов, Л. А. Форне, В. Г. Недепкин. Кроме этого на некоторых фресках есть надписи «1915 Пискарев», «П. Пискарев 1914-1915», «П. Пискарев 1915», а на хартии ангела у Евангелиста Матфея – «Павел Пискарев», вмч. Димитрия – «P. A. Piskarev. 1915», прп. Даниил Столпник - «P. A. Piskare», свт. Николая - «P. A. Piskarev.»


В 1936 году художник вновь приезжает в Измаил, получив заказ на обновление и дополнение росписей главного храма города. На сей раз к работе он привлекает и пошедших по его стезе сына Павла и дочь Анну.

После землетрясения 1940 года в 1940-45 гг. на сводах алтаря, в центральном барабане, западной части собора и в верхнем храме проводились ремонтные работы. Реставрация отдельных участков живописи ( в основном, восстановление отслоения и шелушения красочного слоя и расчистка поверхностных загрязнений) выполнялась в 1975 году.

В верхней башенке часовни, на 5-м ярусе, на столетие Собора (1931) были установлены часы с тремя наружными циферблатами с боем каждые полчаса.


Долгое время Покровский Собор существовал без колоннады. На месте колонн находились две хозяйственные пристройки и ограда, выстроенная с использованием кирпича и металла. С южной стороны были железные ворота. За оградой росли деревья и цветы.

С северной, южной и западной сторон фасада собора (на стыке последних ярусов колокольни) была, сохранившаяся на некоторых фотографиях, надпись на церковно-славянском языке - евангельский призыв: "Приидите ко мневси труждающиеся и обремененнии..."(Мф. 11, 28).

Колоннада тосканского ордера и портик над центральным входом собора достроены на народные средства в 1937-1938 годах (в период румынской оккупации) по проекту Анжело-де Векки(Vecchi), итальянца по происхождению, воспитанного на классических образцах Петербургского зодчества. В его проекте сразу угадывается известная колоннада Казанского собора Санкт-Петербурга.

Оба эти сооружения возведены в стиле классицизма и являются одним из главных элементов современного городского ансамбля проспекта Суворова.

Собор ремонтировался и украшался в 1931 году в связи с подготовкой празднования столетнего юбилея. В 1942 - по плану благоустройства города Измаила было предусмотрено: снаружи собору придать «белый цвет, как у собора г. Кишинева», а зеленый цвет на куполе заменить на небесно-голубой. В то же время вокруг собора был сооружен постамент из цемента высотою в 30 сантиметров с железной оградой высотою в 20.

Неиспользованные на строительство колоннады «дома, склады и другие старые не-эстетичные строения» были разрушены и вместо них посажены деревья и разведены цветочные клумбы. Кроме этого по указанию румынской Префектуры в течение 12 дней по городу были собраны денежные средства на ремонт собора и по распоряжению Примарии (рум. - городск. управление), в порядке исключения открыт кредит в сумме 10000 лей.


В Свято-Покровском соборе имеется чтимая святыня - Распятие Господа Иисуса Христа (Голгофа). Это дар семейства священника Феодора Чакира, сделанный им 25 марта 1910 года. В крест вложен серебряный вызолоченный крестик, в котором хранятся следующие святыни: частица Животворящего Дерева Креста Спасителя; частицы нетленных мощей апостола Андрея Первозванного, апостола и евангелиста Луки, мученика Ермолая, великомученика Пантелеимона, первомученика архидиакона Стефана, мученика Дионисия Ареопагита, мученика Феодора Стратилата, мученика Мины; несколько частиц камней от Гроба Господня и Голгофы.


В соборе находятся следующие иконы: Пресвятой Богородицы Избавительница, привезенная с Афона на благословение Измаила и Скоропослушница; Иконы Божией Матери Семистрельная, Иверская, Умягчение злых сердец, а также иконы равноапостольной Марии Магдалины, великомученицы Варвары, преподобного Серафима Саровского, святителя Николая Чудотворца, великомученика и целителя Пантелеимона, святых безсребренников Косьмы и Дамиана, Архангела Михаила, великомученика Димитрия Солунского, мученика Исмаила (Измаила). Иконы верхнего храма: святителя Николая Чудотворца; великомученицы Анастасии Узорешительницы, великомученика Георгия Победоносца, апостолов Петра и Павла, святого Антония, святителя Василия Великого и Почаевской Пресвятой Богородицы.


В 2004-2006 годах завершены семилетние реставрационные работы облицовки, кровли, куполов и купольных крестов, фасадов, фундамента, колоннады собора, его притвора и верхнего храма святителя Николая. Такая объемная работа выполнена впервые, так как впервые за многие годы материальную помощь оказало государство. Было принято решение сделать все основательно, используя все самое современное и с привлечением лучших специалистов.


Реставрация росписей храма была выполнена под руководством и с личным участием художника Виктора Васильевича Коренька, члена Национального союза художников Украины, старшего преподавателя кафедры ИЗО ИГГУ. Участвовали в реставрации: художники Павел Македонский, член союза художников Измаила; Павел Коколов, член союза художников Измаила, выпускник Софийской Академии Художеств; Иван Короневский, выпускник кафедры ИЗО ИГГУ и Виктор Сивцов, который сооружал строительные леса и выполнял и готовил поверхность для живописи.

Реставрацию живописи «Тайной Вечери» выполнил известный Измаильский художник, член Национального Союза Художников Украины, председатель Союза Художников Измаила, старший преподаватель кафедры ИЗО ИГГУ Иван Иванович Шишман.


Наши фото

Погода